О причинах стрельбы в Брянской школе

Estimated read time 1 min read

Дал небольшое интервью о причинах стрельбы в Брянской школе, опубликованное в Российское газете.

Недавний случай со стрельбой в брянской гимназии шокирует: ружье принесла в класс ученица восьмого класса. Это первое ЧП такого рода с участием девочки-подростка.Почему дети проявляют агрессию, теряя контроль над собой? Можно ли заранее понять, что с ребенком происходит что-то угрожающее? На вопросы «Российской газеты» ответил врач-психиатр Сергей Ветошкин.

С чем может быть связано нападение? Раньше дети, выясняя отношения, просто дрались, но что заставляет браться за оружие?

Сергей Ветошкин: Не зная полностью всю ситуацию в школе, какими были взаимоотношения в классе, семье, а также, не пообщавшись с девочкой, к сожалению, уже погубившей свою жизнь, однозначно назвать причину, к сожалению, сейчас невозможно.

Одно лишь можно сказать: в каждом подобном случае причина индивидуальна. Но если смотреть шире, можно констатировать, что в подростковой среде в целом вырос уровень агрессии, а учитывая информационное поле, в которое погружены подростки, можно говорить, что все становится все больше случаев, когда выплеск негативной энергии происходит в опасной форме.

Много факторов смешано — и сложный подростковый период, и воспитание, и даже тренд в образовании, организации учебного процесса в школе, когда дети ставятся на постамент права, вокруг которого «пляшут» и родители, и учителя. А с учетом незрелости и неустойчивости подростковой психики, своим правом они пользоваться правильно не могут, возникает уклон во вседозволенность.

Не последнюю роль играет полное попустительство в организации детского и подросткового воспитания, когда с развалом советского государства была разрушена логически выстроенная, пусть и излишне политизированная, система — октябрята, пионерия и комсомол.

Случаи с нападениями на сверстников мальчишек бывали и раньше, но впервые за оружие взялась девочка. Это тревожный симптом? Или тут нет особой разницы в психике мальчиков и девочек — подростков?

Сергей Ветошкин: Пока это единичный случай, и будем надеяться, последний. Но надо понимать: идет информационное выравнивание ролевых моделей поведения вне зависимости от пола. Дети получают информацию из СМИ и интернета, но перерабатывают ее несколько иначе, чем мы, взрослые. Исходят из своего эгоцентризма, максимализма, попыток понять границы своей дозволенности и границы дозволения окружающего мира по отношению к ним. В этом роде некая условная грань между мальчиком и девочкой стирается, я сейчас о психологической компоненте.

Поэтому ничто не мешает девочке в какой-то момент, как правило, критический в ее жизни, особенно, с учетом еще незрелой психики, примерить на себя роль другого пола. Когда «все достали своими издевками», может наступить момент, когда подросток — будь то девочка или мальчик, идут на крайние меры, пытаясь защитить себя.

Судя по тому, что девочка, как говорят, пронесла ружье в тубусе для бумаг, или другим скрытым образом, значит, она обдумывала, что будет делать, заранее, готовилась. Ребенок отдает себе отчет в том, что происходит (что планирует не просто наказать обидчика, а убить)?

Сергей Ветошкин: Судя по той информации, что доступна в СМИ, да, акция была спланирована, и, похоже, что девочка ждала удобный момент, когда получит доступ к оружию. Что бы и кто б ни говорил, но если в семье хранится оружие, то дети всегда знают, как найти к нему доступ, этого просто не скрыть. Отдавала ли она себе отчет о возможных последствиях, — это уже вопрос к судебным психиатрам. Скорее всего, будет назначена посмертная судебно-психиатрическая экспертиза, для которой получат данные и от родителей, и от одноклассников, школьных учителей и, конечно же, психолога. Тогда можно будет предположить, давала себе девочка отчет в том, что собирается сделать, или нет. Но если акция была спланирована, то вероятность, что она понимала то, что будет делать, высока.

Некоторые дети бывают жестоки с животными — это нормально или это отклонение в психике, которое может вылиться в жестокость и агрессию в более старшем возрасте?

Сергей Ветошкин: Для нас психиатров всегда жестокое обращение с животными — это настораживающий факт. Животные также чувствуют боль, у них есть эмоции, они так же, как и люди, умеют и переживать и даже сопереживать. Поэтому любую агрессию по отношению к ним, мы, психиатры, всегда воспринимаем как проявление переноса агрессии с людей. Следовательно, жестокие подростки в будущем в большинстве случаев свою агрессию будут изливать и на человека. Животное в данном случае может служить для подростка-агрессора даже неким полем эксперимента для понимания, что оно испытывает, как испытывает. Да, это патология с точки зрения психиатрии.

Влияют ли на детскую психику жестокие игры-«стрелялки»? Приходилось слышать от специалистов противоположные мнения: кто-то считает, что игры, где есть кровь и убийства, стирают для ребенка грань между виртуальными событиями и реальной жизнью, а кто-то, наоборот, полагает, что такие игры помогают выплеснуть скрытую агрессию, и это полезно для психики ребенка. Как вы считаете?

Сергей Ветошкин: Вопрос все-таки не до конца изученный. Действительно, есть разные точки зрения, в том числе, что агрессивные игры — это лишь отражение нашего мира, и на поведение подростка они влияния не оказывают. Всегда нужно смотреть индивидуально. Если подросток поиграл, даже в жестокие игры, выплеснул заряд негативной энергии, а потом пошел делать уроки, заниматься спортом, помогать по дому родителям и при этом остается вежливым, уравновешенным, спокойным — то это положительное влияние. Но если он сидит днями и ночами за играми, становится раздражительным, дерзким, даже агрессивным при попытках общения с ним или попытке отлучить от игр, то это говорит о деструктивном влиянии на его психику. Тут уже нужно обращаться к психологу или психотерапевту, а в некоторых случаях и к психиатру. Всё индивидуально.

Можно ли понять, что с ребенком происходит что-то неладное? Способен ли увидеть это школьный психолог? Как вести себя родителям?

Сергей Ветошкин: Понять и можно, и нужно. Для этого нужно быть внимательным к своему ребенку, прислушиваться к нему, давать ему высказывать свою точку зрения, не упрекать, если она не совпадает с вашей. Тогда вы выработаете доверительные отношения.

Также любые изменения в поведении, которых раньше не было, должны натолкнуть на мысль, что с подростком что-то происходит. Бывают случаи, если подросток что-то затеял, он может умело это скрывать. Но именно в такие моменты мелочи в изменении поведения его все равно выдают, так как нельзя полностью контролировать свои реакции, эмоции, мимику. Но тут нужно быть именно внимательным к таким мелочам и не пропускать их.

По поводу школьного психолога. К сожалению в обществе сформировался закристаллизовавшийся миф, что психолог сродни рентгену и видит всех и вся насквозь. Это не так, далеко не так. Вот сколько учеников в условной школе — 500? 1000? Разве один психолог может даже просто запомнить каждого ребенка в лицо, не говоря про поведение или особенности его динамики в течение какого-то времени? Нет, не способен, и это невозможно.

Любая работа психолога индивидуальна, кропотлива и энергозатратна. Могут ли тесты выявить проблемы? Нет, далеко не всегда, по той причине, что нет универсальных тестов, выявляющих все возможные проблемы.

Даже специализированные тесты на суицид, агрессию, не способны в 100% выявить проблему по причине, что сам по себе тест несовершенен, формален и чаще всего носит лишь регистрирующую форму на момент тестирования. Я б не стал возлагать завышенные ожидания на психологов и тестирование. Психика человека — слишком сложный продукт.

Что может исправить ситуацию?

Сергей Ветошкин: Считаю. что нужно изменить государственный подход к пониманию прав детей, школы, родителей. Нужно начать с этого и вернуть ситуацию с головы, как она сейчас устроена, на ноги. В школе всегда хозяином был учитель, а не ученик с его вседозволенностью. И если раньше ученик грубил, хамил, то его просто не допускали к обучению, а при необходимости исключали из школы, не взирая на «пап и мам» с их должностями. Ситуация начнет меняться к лучшему только тогда, когда среди детей будет понимание, что хамское, агрессивное поведение, неуважение к учителю, человеку, дающему знания и путевку в жизнь, — это табу. Второй момент — воспитание у детей уважения по отношению друг к другу. Должны сформироваться правила, нарушение которых — и это ребенок должен отлично понимать — приведет к тому, что для него не будет образования со всеми вытекающими последствиям.Если удастся оздоровить атмосферу в школе, если учителя смогут решать на правах авторитетных старших решать проблемы во взаимоотношениях детей, тогда, думаю, получится не допускать эскалации, предотвращать подобные трагические инциденты.

Поделись:

Вам это может понравиться:

Ещё статьи:

+ There are no comments

Add yours