Психиатр о массовом безумии и о том, как это должно лечиться

Врач Сергей Ветошкин о том на что обратить внимание властям и всем нам

О том, что наше общество не совсем здорово мы говорили и до того, как весь мир охватил коронавирус и косит людей, то сажая их на карантин, то лишая работы и денег. Но если даже представить, что никакого коронавируса нет, безумия меньше не становится. Взять только последние криминальные сводки, где наши соотечественники разными зверскими способами убивают маленьких детей, все становится ясно — мы сошли с ума. Саратовец 6-летнему мальчику отрезал голову, в Асбесте зверски убили 11-летнюю девочку, в Санкт-Петербурге отчим выбросил из окна пасынка, в Москве мать убила собственных малышей трех и пяти лет, а другой житель столицы много лет насиловал родную дочь. И такие новости КАЖДЫЙ ДЕНЬ. Коронавирус ни при чем. Люди просто сходят с ума. Так ли это? С этими вопросами я обратилась к врачу-психиатру Сергею Ветошкину.

«СП»: — Сергей Владимирович, а вы считаете ситуацию в стране просто шизофренической?

— Здравомыслящие люди, наблюдая за тем, что и как происходит в нашей стране, часто задаются вопросом: «А что такое в стране происходит? Как описать это всё? Может это шизофрения?». В шизофрении есть так называемый инициальный период, когда вроде болезни нет, но некоторые изменения уже начинают проявляться, исподволь, незаметно, в течение нескольких лет; этот период может продолжаться аж до 20 лет (это медицинский факт). Уже в этом периоде часто начинается отстранение человека от общества, друзей, замыкание в себе, общение начинает носить избирательный характер. Внезапно проявляется интерес к эзотерическим вещам, религии, философии, причём как правило, без критической обработки и адекватного применения в своей жизни, это явление в психиатрии называется «метафизическая интоксикация». Люди перестают вести активный образ жизни, бросают на волю случая судьбу, идут по течению реки, всё делают «спустя рукава» — это явление получило называние «жизненного дрейфа». Проявляются неадекватные реакции на жизненные обстоятельства, когда, например, умирает родной или близкий человек, то вместо горя, больные начинают радоваться, выражать счастье — это явление называется «парадоксальные эмоциональные реакции». А затем наступает, как мы психиатры говорим, период экзацербации, т.е. собственно начало болезни. Оно проявляется и нарушением восприятия, мышления, и поражением всех форм психической деятельности, приводящим к распаду человека, как личности.

«СП»: — Как это выглядит со стороны?

— Таким людям начинает казаться, что вокруг все враги, даже дома, самые близкие, их преследуют, что-то с ними хотят сделать, хотят отравить, напасть, убить и т. д. — это явление имеет название «параноидный бред». Они становятся подозрительными, недоверчивыми, замкнутыми в себе, отгороженными от других, питаются только собственно приготовленной пищей и т. д. — это явление носит название «паранойя». И конечно, это всё приводит к эмоциональному напряжению и часто к агрессии. Происходит дезорганизация мышления, которая проявляется непонятными высказываниями и решениями в управлении собственной жизнью с отрывом от реальной действительности, а следовательно действия, принятые на этой почве, носят в основном неадекватный и часто разрушительный характер, как для самого больного, так и для окружающих.

«СП»: — А человек сам в состоянии разобраться, что с ним происходит что-то не то, чтобы не дойти до беды?

— Думаю, каждый сам для себя сможет вывести аналогии с переносом на наше общество и ответить на этот вопрос. И первый шаг к выздоровлению которого, как раз и состоит в понимании, что его состояние сейчас, увы, далеко от здравого.

«СП»: — Шизофрения может носить массовый характер? О массовом безумии мы можем говорить, особенно в этой ситуации с коронавирусом?

— Если коснуться коронавируса, то нужно говорить не о массовом характере шизофрении, или эпидемии/пандемии коронавируса, но нужно констатировать пандемию страха, развязанную средствами массовой информации. Сложилась ситуация, когда СМИ в ежедневном режиме с клиническими подробностями, а порой откровенно запугивающую, публикуют информацию про ковид неподготовленному для этого населению. На мой взгляд. по сути ничего экстраординарного с точки зрения медицины и эпидемиологии не происходит. Коронавирус, это всего лишь из многих возбудителей пневмонии, одна из причин респираторного заболевания. Да, протекает несколько сложнее и тяжелее, чем грипп, но в 80% течёт легко, в 15% средней тяжести и всего лишь в 5% в крайне тяжёлых формах. И летальность возникает как раз только в этих 5% течения заболевания. Но у людей уже выработан страх, паника, тревога и это явление, да, носит к сожалению массовый характер и его последствия для общества в целом и для каждого по отдельности не ясны…

«СП»: -Сергей Владимирович, а все больное общество, нуждающееся в лечении можно исцелить?

— Конечно, и первые шаги для возвращения страны в адекватное здравое жизненное русло нужно делать немедленно. Начинать надо с образования.

Россия должна отказаться от внешних концепций и систем образования, необходимость которых была введена под предлогом ассимиляции в международное сообщество. Речь идёт про Болонскую систему, которой подчинена наша система образования. Необходимо вернуть принципы советской образовательной системы, основой которой было повышение грамотности и образованности людей, а не создание управляемой потребительской массы.

Вслед или одновременно, синхронно с восстановлением родной системы образования в отечественное здравоохранение должна быть возвращена и система Семашко, которая строилась с учётом нашего менталитета, особенностей территорий и многовекового опыта российской медицины, отошедшей от принципов земской медицины, когда один врач в округе был широким специалистом по всем врачебным профессиям.

Сейчас нечто подобное — размытие профессионализма — происходит путём введения института врачей общей практики. Необходимо не просто восстановить сокращённые и закрытые лечебные учреждения, но и открыть новые, нуждаемость для населения в которых рассчитать по советским методологиям. Возврат к системе Семашко не должен быть слепым откатом назад, а происходить с учётом современных мировых достижений в области медицины и сопровождаться отказом от страховой медицины. Соотношение государственной и частной медицины можно описать примерно таким подходом — государственная медицина скоропомощная, высокотехнологичная, плановая, рутинная в конце концов, частная — в качестве дополняющей, но не подменяющей и не заменяющей государственную. Обе формы здравоохранения должны являть собой единый процесс по поддержанию и сохранению здоровья населения.

Свободная пресса

(Visited 27 times, 1 visits today)

Add Comment

Читайте ранее:
Санчурский район
Было — стало: Как меняется Россия на примере одного района Вятки

Каждый из нас может вспомнить о своей малой родине и рассказать, что от нее осталось Сергей Ветошкин — врач-психиатр, наш постоянный...

Закрыть